Как известно, начало нового столетия всегда запаздывает. ХХ век начался в 1914 (начало первой мировой войны), XIX в 1815 (конец наполеоновских войн), XVIII в 1715 (начало века вежливых людей), XVII в 1618 (начало 30-летней войны).

(XVI век не трогаю, т.к. он крайне мифологизирован, а XV века уже не было из-за другого летоисчисления.)

Подобное запаздывание имеет много причин. В общем, само членение на эпохи условно, но культура и сама условна, поэтому такие вещи как мистика чисел имеют вполне реальное значение. Смена века в умах современников всегда Событие, вызывающее ускорение цивилизационных процессов. Но нужно время, чтобы преодолеть старую культурную инерцию. Её действие прекращается, когда вырастает первое новое поколение и ещё не старые отцы прошлого века видят подростков и юношей века нового. Которые ни черта не знают о недавнем времени, и знать НЕ ХОТЯТ. Потому что это «прошлый век». Вот тут стрелка часов в головах окончательно поворачивается.

К счастью события 2014 года не повторили катастрофу 1914, но ясно, что за один этот год произошло больше изменений в умах людей и в характере эпохи, чем за всё время с 2000 года. События 9.11.2001 были лишь символом будущего столетия, вроде новогодних шаров и фейерверков на нью-йоркском Миллениуме, а теперь, после 2014-го мы в XXI веке живём.

Это и есть главный итог года и для человечества, и для России, и для меня лично. Если внимательно посмотреть, «что это было», можно очертить пунктиром модель мира, в которой жить землянам годика этак до 2114.

Что касается глобальных изменений, то как-то внезапно обнаружилась полная ничтожность правящих кругов ведущих стран мира, а с ними вместе и политических институтов, которые они представляют.

В общем, и Обама, и Меркель, и новичок Олланд занялись политическими «антраша», в результате которых превратились в «шантрапу».

Вероломное нарушение договоров, наглая клевета в глаза, политическое шутовство и попирание ногами созданной их политическими предшественниками системы международного права стали государственным бытом, ИЗ КОТОРОГО НЕЛЬЗЯ ВЫЙТИ. Это «среда», или как сказал профессор Преображенский глядя на пьющего «водочку» Шарикова: «мда-съ, тут СТАЖ».

«Стаж» усиленно нарабатывался с конца холодной войны, шёл крещендо и наконец к 2014 достиг стадии необратимой. Чтобы изменить возникшую сейчас политическую «культуру», надо «переменить скатерть». Выносом из-за стола отдельных деятелей (неважно, легальным или насильственным) ничего не изменишь.

В конечном счёте, это означает крах государственных институтов как таковых. Постиндустриальная эпоха человечества стала наконец переходить в стадию постгосударственную.

Про абамизацию Америки я уже писал, но США, в сущности, никогда и не были полноценной страной белого мира. Поэтому возьмём для примера Францию, родину европейской дипломатической культуры нового времени.

В 2014 году эта страна заявила следующее:

1. Россия заплатила нам деньги, поставила узлы и оборудование для строительства двух военных кораблей. Это очень хорошо.

2. Один корабль построен, второй достраивается. Это тоже очень хорошо. Только мы их заказчику не отдадим. И денег не отдадим.

3. Мотив: мы недовольны поведением России, и её, таким образом, наказываем. Неважно, законно это или незаконно.

В истории такое возможно, почему нет. Например, швартуется французский океанский лайнер в Петербурге, его захватывают российский ВМФ и заявляет:

1. У Франции есть замечательный лайнер. Это очень хорошо. Он в наших территориальных водах. Это тоже очень хорошо.

2. Поэтому мы решили судно у Франции забрать.

3. Мотив: мы недовольны поведением Франции, и её, таким образом, наказываем. Неважно, законно это или незаконно.

И такое тоже бывало в международных отношениях. Но не в контексте возможного конфликта между двумя ядерными державами.

К 1914 году западный истеблишмент наработал огромный пласт дипломатической культуры. В 1914 всё полетело в тартарары. Вплоть до массового применения химического оружия в самом центре Европы. В 1918 году выжившие прокашлялись и на свежих массовых захоронениях заявили: «Спите спокойно, ошибка не повторится». Через двадцать лет всё повторилось ещё в большем масштабе. К чудовищным военным потерям массовые бомбардировки и стратегические блокады приплюсовали не менее чудовищные потери мирного населения.

Поэтому в 1945 году дипломаты ведущих стран были абсолютно уверены, что третья мировая война состоится через 15-25 лет. НЕ ПОМОЖЕТ НИЧЕГО. И в эту войну число жертв будет измеряться уже не десятками, а сотнями миллионов.

Уверенности добавляло, что атомная бомба была изобретена, и уже УСПЕШНО ПРИМЕНЕНА. А главное, было живо поколение, которое лично прошло через две мировые войны и на своей шкуре испытало все тягости военного времени.

Именно эти люди стояли у руля власти до 90-х годов и в США, и в Европе, и в СССР. Правящие круги этих стран панически боялись новой мировой войны и совместными усилиями делали всё возможное И НЕВОЗМОЖНОЕ, чтобы её предотвратить.

Любой дипломат начала 20 века сказал бы, что убийство президента Кеннеди доказанным советским агентом приведёт к американо-советской войне. Но этого не произошло. Потому что американцы встали на уши, убили 200 человек, но армагеддона избежали. И правильно сделали.

Сейчас у руля стоят люди, в бомбоубежищах не дрожавшие, хлеб, мыло, спички, бензин по карточкам не получавшие, в окопах не гнившие, под пулемётами в чём мать родила по минным полям не бегавшие.

И, что не менее важно, не пережившие (часто по два-три раза!) назидательного окунания своей самодовольной хари в корыто с кровавыми помоями. Когда было так: в 1938 году самодовольный денди, работающий клерком в женевской Лиге Наций, а в 1940 бомж в парижской канализации, а затем - в трудовом лагере с питательной брюквенной похлёбкой.

Можно конечно сказать, что в случае с «Мистралями» бедному Дмитрию Евгеньевичу национальная обида застилает умственный взор, и он не понимает всей мудрости и дальновидности блестящей европейской дипломатии.

Может быть. Но приведу пример России никак не касающийся. В 2011 году 62-летнего профессора экономики, бывшего министра и будущего кандидата на пост президента Франции, а также директора Международного Валютного Фонда Доменика Стросс-Кана из гостиничного номера-люкс швыряют в американскую тюрьму с обвинениями в изнасиловании горничной – новодворскоподобной негритянки, больной СПИДОМ. Следует шквал карикатур, в тюрьме от несчастного добиваются оставления поста директора МВФ, а через месяц заявляют, что уродливая негритянка «тётя-врушка» и ничего не было.

Это КАК?

Или может это какой-то необыкновенный прокол, украшение из дерьма, тенденциозно раздуваемое недалёким Дмитрием Евгеньевичам в рождественскую ёлку?

На мой взгляд, для квалификации достаточно и подобного «украшения», но это именно «ёлка». Это БЫТ, и после 2014 других событий в мире мировой политики не будет.

2015 с этого и начался. Сначала в Париже расстреляли 11 похабных клоунов, потом всех нападавших убили (заодно самоубили и полицейского, проводившего расследование), затем организовали «марш миллионов», в который фотошопом вклеили «ребят». При этом сама террористическая акция вроде бы полностью подтверждала правоту политических оппонентов нынешних французских властей, то есть местных националистов, собравших год назад 25% голосов на выборах в Европейский Парламент. Но им идти на марш запретили. Мол, у нас тут народное единство всей нации и даже всего западного мира, а вы-то тут при чём?

Согласитесь, что при такой прыти от людей можно ожидать чего угодно. Оно и будет.

Вас пригласили в гости, усадили за стол. Тут же сосед напротив шмякнул котлету в раскалённое пюре, пюре разлетелось по лицам и пиджакам:

- Следи за руками, урод (затрещина).

- Сам урод, обжёгся же, нах.

- Сунь ему в пятак, чтоб не вонял.

- Клавка, скотина, опять гостя ошпарила. Говорил же, студи котлеты.

- Щас, прыжками побежала. Жри, что дают!

- Уй, бля! Больно же.

- Мне пуговицу оторвали.

- А вот я скатёрку вам всю – хрясь!

(Всеобщий визг, звон разбивающейся посуды, грохот падающих стульев.)

- А по сусалам за это!

- Люстру зачем сорвал-то, утварь! Свет включите. Свет.

- А-а-а, ногу сломал!

- Часы, часы сняли!

- Врёшь, собака, не было у тебя часов.

Ну и дальше. 2014 все видели.

И заметьте, что это была вечеринка сельских учителей. Детишки в окна смотрели, как господа учителя жизни дОсуг проводят. Учились. Запоминали.

И действие проходило в помещении, утыканном ядерными кнопками, которых себе государства понастроили, не подозревая, что сама идея государства скоро превратится в идею привокзальной харчевни с мордобоем. Как сказал Достоевский «грязь, вонь, да и подозрительное место». В подозрительном месте, населённом тупыми мещанами, повторяю, ядерные кнопки.

Теперь что такое 2014 год для русских. Событий было много, хотя в современном своем виде РФ страна периферийная и до американо-европейского великолепия нам далеко. Хотя бы как 12-летнему ребёнку до отца-алкоголика. Пить может, гадёныш, скоро начнёт, а может и нет. Пока не дорос – уже слава Богу.

Думаю, главное, что поняли мои соотечественники в 2014 году, это свои реальные национальные интересы и своё реальное место в мире. Это очень много. Настолько много, что на финансовые неурядицы или дипломатическую блокаду можно посмотреть сквозь пальцы.

Интересно как стали относиться люди к выпущенному за их же счёт зарубежному кино. В 90-е его смотрели и верили. В 00-е стали всё больше игнорировать. А сейчас, наконец, начали понимающе смеяться. Еще лунгинская клюква «Царь» 2009 года, была проигнорирована зрителями, но некоторыми кинокритиками всерьёз разбиралась как будто бы художественное и даже философское произведение.

(Напомню, что на поверку это был русофобско-религиозный бред некоего «Александра» «Дворкина», экранизированный знатным кремлёвским новиопом.)

А что теперь? В 2014 году молодой негодяй снял антироссийский пасквиль («Левиафан»).

Было так. Прощелыга решил снять фильм про американского рабочего, который вступил в конфликт с местными предпринимателями, построил бронированный бульдозер и снёс свой посёлок. А потом его убили. История нашумевшая.

Негодяй думал как – тема громкая, выигрышная, американцы знают. Сниму, огребу кучу бабок.

Далее состоялся диалог с мистером Икс.

Негодяй: Есть задумка. Марвина Химейера знаете?

Мистер Х: «Бульдозерист»?

Негодяй: Да. Личность популярная. Американцем понравится. Сниму фильм.

Мистер Х: А зачем?

Негодяй: Ну как. Фильм. Пойдет в прокат по всему миру. Американский кинорынок ёмкий. Миллионы долларов. Премии там.

Мистер Х: То есть вам нужны деньги?

Негодяй: Ну, не только. Духовность же. Там как – у меня задумка, связать как-то очень опосредованно, но прозрачно, с библейским сюжетом. И название уже придумал – «Левиафан». Годится?

Мистер Х: (Молчание.)

Негодяй: Американцы любят же, когда с Библией...

Мистер Х: (Молчание.)

Негодяй: Ну, в общем да, нужны деньги.

Мистер Х: О кей. Значит так. Сама идея хорошая. И очень хорошо, что у вас русское имя и фамилия. Сейчас таких всё труднее найти. Но у меня несколько уточнений. Во-первых, фильм снимать не в США, а в России. Во-вторых, при всех его отрицательных качествах, «Химера» стопроцентный американец. Настоящий ковбой. Сказал и сделал, погиб как мужик – в танке. Русские не такие. Русский слаб и труслив, это кляузник и предатель. Пускай он не бульдозером капиталистов давит, а сражается с местным чиновником – мелким, и сражается путём кляуз. А его потом самого бульдозером. В-третьих, надо показать, что в России нет никаких семейных ценностей и вообще семьи. Пусть его жена будет алкоголичкой и шлюхой. И жить он должен не в средней полосе, а где-нибудь в Приполярье.

Потому что иначе окажется, что русские обычные люди и живут среди нашего ландшафта. И это их родина. Это неверно, их родина – тундра. И последнее – по очереди, но не по значению. Библия это хорошо. Но в этой Библии должно быть написано, что русские должны сдохнуть. Поэтому даже после смерти вашего бульдозериста не должно быть никакого воздаяния. Ни посмертной славы, как у Химеры, ни религиозного искупления. На месте его разрушенного дома должна быть построена церковь для русских капиталистов, которые его убили.

Негодяй: По-нят-но. А…

Мистер Х: О деньгах можешь не беспокоиться. И премий будет ворох: Канны, Венеция. Но снимай без халтуры – чтобы актёры играли хорошо, современная техника там, оптика. Мне докладывали, ты умеешь.

Негодяй: Да, добрый господин.

Мистер Х: Вот и хорошо. И помни главное – про кого снимаешь фильм.

Негодяй: Всё понял, про русских.

Мистер Х: Да, про себя. А теперь пшёл отсюда, щщенок. (Нажимает кнопку на айфоне.) Алло, Киев? Слушай, Александр, нашёл тебе кандидатуру. Проплати фильм. Нет, всё не надо, Дагестан часть оплатит. Да, ватник. Подлец, как и надо. Пусть перед войной посмотрят «искусство».

Вот, собственно, и всё. Было это и раньше, и много раз. Но раньше всё оплачивалось в России самими русскими и люди не сразу и не всё понимали. А сейчас сразу и всё. Так что теперь подлецу плохо придётся в России. А это славно.

Древние говорили: «кого боги хотят наказать, того они лишают разума». А кого хотят наградить? Очевидно, тому они разум усиливают и человек получает умственную зоркость, позволяющую ему издалека отличать друзей от врагов и заблаговременно избегать возможных ошибок.

Не скажу, чтобы соотечественники стали в прошлом году сильно зрячими, но марша слепцов 80-90-х уже не наблюдается. В нулевые стали брести на ощупь, а сейчас так и вообще -3, -4 не более. И без очков можно, если осторожно. Идеологической инвалидности нет. Это впервые за сто с лишком лет.

А есть разум, дальше всё рано или поздно восстановится. Ибо у нации, в отличие от отдельной личности, времени много.

Ну и, в заключение, о себе в 2014.

Я всегда жил в двух плоскостях – в плоскости настоящего и в плоскости будущего. Мне нравилось воссоздавать мир будущего и предвидеть что там будет, и как. А потом там жить. Одновременно живя в реальном мире. Но мой реальный мир в 2014 году кончился. Он стал прошлым. В 54 года уже нельзя изменить своё сознание, свои привычки. У меня всегда останется уважение к государству и государственным институтам, для меня всегда Киев будет родным городом, где жили Булгаков и Лесков, и я всегда буду думать, что между Канадой и Мексикой есть полуродная резервная страна белых - Америка.

Я впервые почувствовал себя старым человеком, вся жизнь которого уже внутри – в его воспоминаниях, в его устаревшем опыте, который в реальной действительности не нужен.

Хотя, и в этом фантастический парадокс, тот мир, который начался, мне до боли знаком. Я в нём живу уже 30 лет. Только раньше я понимал, что живу в схеме декораций, а теперь эта сцена стала реальностью.

У Кира Булычова есть рассказ-притча «Перевал». Звездолёт потерпел катастрофу на первобытной планете, а его команда спаслась бегством от радиации. Люди стали жить в джунглях, воспитывать детей и ждать, когда радиация прекратится. В результате через много лет до корабля добрались их дети – полудикие аборигены, понятия не имевшие как вещь устроена, и что надо там делать.

А я знаю. Правда, в общих чертах. Может, успею научить, а может, и нет.

http://galkovsky.livejournal.com/243348.html